О нем можно сказать: скромность-сестра таланта. Светская жизнь и количество званий не манили художника. Все, в чем он нуждался, это изо дня в день писать картины, жить в тихом живописном местечке с дружной родной семьей.


Анастасия Че, газета "Золотой Рог"

 
   

В стремлении показать всё.

 

Галерейный комплекс «Портмэй».Валерий Шапранов - представитель того же поколения приморских художников, что и Евгений Макеев, другие участники группы «Штиль»… В отличие от них, Валерий редко баловал публику своими произведениями на выставках разных уровней, а персональных вообще не было в его биографии до нынешнего марта.

Я помню, что он интересно работал в конце 1980-1990-х годов, его работа, в числе всего пяти наших авторов, была выбрана для биеннале современного искусства 1992 года в японской Тояме, и потому мне было особенно любопытно, что же он приготовил для своей первой персональной в Портмэе. Общее впечатление – Шапранов не растерял своего таланта. Живопись, представленную в экспозиции, можно разделить на две большие категории: фигуративную и абстрактную. Фигуративная представлена всеми жанрами, включая историко-мифологический. Здесь поневоле возникают ассоциации с Олегом Подскочиным, - скорее по теме (история и мифы Древней Греции и Рима), чем по ее воплощению. Некоторые вещи написаны маслом по бумаге – зачем, почему, к какому виду изобразительного искусства следует их отнести, графике или живописи? Понравилась серия «Безграничное число», однако название выбрано неудачно с точки зрения русского языка, как, впрочем, и название самой выставки: «Лабиринты абстрактной луны» вычурно, напыщенно и совершенно лишено связи с материалом экспозиции. Обидно. Считаю, это вина не только автора, но и кураторов. Наверное, пора поговорить о месте и роли куратора в нашей выставочной жизни. Вернусь к этой теме в конце материала. Галерея современного искусства «Арка» показала проект «Огни Владивостока» - живопись Вениамина Гончаренко и Ильи Бутусова. Можно сказать, что замыслу проекта около пятидесяти лет. В 1962 году Вениамин Гончаренко приехал из Ленинграда во Владивосток преподавать живопись в только что созданном Дальневосточном государственном институте искусств. Естественно, как и всем приезжим, ему с гордостью показали вид на бухту, причалы и корабли с сопки Орлиное гнездо. Зрелище на всю жизнь запало Гончаренко в душу. Оно дало толчок для воплощения в жизнь художественной концепции, к тому времени уже зреющей в молодом художнике, концепции, лёгшей в основу его педагогического кредо. Все художники пишут одними и теми же красками, краски определенного колера имеют одинаковые наименования. Это как семь основных нот, из которых состоит и простая гамма, и Девятая симфония Бетховена. Что превращает колер в цвет? Отношения колеров на плоскости. Как колер превращается в цвет? Как в цвете возникает светоносность? И где это происходит – на палитре или в подсознании художника? Вот загадка, которую постоянно приходится решать художнику и над которой предлагается поразмышлять не только профессионалам, но и любому, кто посетит эту выставку. Илья Бутусов – один из немногих учеников Гончаренко, которому удалось «ухватить» суть концепции учителя и взять её на вооружение. Это и объединило двух авторов в проекте «Огни Владивостока». На первый взгляд, их произведения выглядят очень похожими, тем не менее внимательный зритель различит в экспозиции два индивидуальных почерка, каждый из которых по-своему интересен. Они единомышленники, но, следуя одному принципу работы с цветом, каждый из них нашёл собственный способ создания художественного образа. Мне кажется, что выставка могла бы быть более зрелищной
и «вкусной», если бы строже и тоньше провести отбор вещей для нее. И тут я возвращаюсь к теме «куратор выставки во Владивостоке». На самом деле, как мне кажется, институт кураторства у нас не развит. Даже в случае привлечения критика,
искусствоведа к сотрудничеству его роль обычно сводится, как максимум, к подготовке статьи к буклету (каталогу), аннотации, приветственному слову на открытии, общению с прессой.Кураторство в современном понимании, на мой взгляд,предполагает участие куратора в рождении концепции проекта, соответствующем отборе работ, а создание экспозиции егопрямая и необходимая обязанность, его слово здесь должно быть решающим. Тогда он полностью разделит с художниками ответственность за успех или поражение проекта. Возможно, у нас пока слишком мало специалистов, способных работать на таком уровне. Но пробовать надо начинать, иначе их никогда не будет! Беря на себя отбор произведений и подготовку экспозиции, художник не может побороть стремление показать как можно больше. В результате, хотя бы на примере мартовских
хороших по качеству работ - выставок, мы имеем перегруженные, тяжелые, утомительные для восприятия экспозиции, недостигающие того результата, на который вправе рассчитывать безусловно талантливые экспоненты. Приглашаю художников и галеристов к обсуждению этой темы на страницах нашей газеты. И – давайте пробовать работать по-современному!
Наталья Левданская