В жизни достаточно скучных вещей, поэтому не будем увеличивать их число. Я знаю, трудно добиться признания того, что живопись может быть большой и значимой, одновременно оставаясь радостной.


Жорж Кочубей

 
   

Вернисаж в клубе приказчиков

 

Конец декабря 1893 года. Местная печать отмечает метели, стойкие холода и злой ветер. И вот при такой неуютной погоде на дворе в помещении клуба приказчиков 19 декабря открылась художественная выставка, проработавшая до 24 декабря (5 января 1894 года по новому стилю). Экспонировались, как сообщила газета «Владивосток», «Этюды Тюленьего острова г. Богданова».

Конец декабря 1893 года. Местная печать отмечает метели, стойкие холода и злой ветер. И вот при такой неуютной погоде на дворе в помещении клуба приказчиков 19 декабря открылась художественная выставка, проработавшая до 24 декабря (5 января 1894 года по новому стилю). Экспонировались, как сообщила газета «Владивосток», «Этюды Тюленьего острова г. Богданова». Вышепоименованный остров в Охотском море близ побережья Сахалина служил гигантским лежбищем несметному числу котиков – одному
из подвидов тюленей. Он же был известен как место алчного промысла. Выставка К.В. Богданова при внешней скромности его работ по содержанию заслуживает особого внимания. Дело в том, что сто лет назад она стала первым авторским художественным вернисажем и во Владивостоке, и на всём Дальнем Востоке. Она утверждает приоритет нашего города как инициатора развития художественной жизни в новоосвоенном азиатском районе России после заключения договора о границе с Китаем.Правда,
в том же Владивостоке проводилась художественная выставка ещё раньше, в 1886 году, но она не содержала работ собственно местных живописцев – экспонировались произведения искусства, находившиеся в собственности жителей. Так развлекали себя владивостокцы на Пасхальной неделе с 17 по 21 апреля (по ст. стилю). Выставка же Богданова свидетельствует иное: по истечении 33 лет со дня своего основания город не только является потребителем искусства, но и его создателем. Выразителем творческой активности стали по преимуществу офицеры из флотской и армейской среды. Именно они, любители-живописцы, составили большинство участников первой групповой выставки произведений художников Владивостока в 1896 году. Столетие этого события
грешно забывать. В.К. Богданов, судя по косвенным данным, тоже был военнослужащим и вместе с тем одарённым живописцем. Рецензент «Владивостока» «убедился воочию в меткой наблюдательности и живой кисти г. Богданова, сумевшего передать характерные моменты жизни котиков с редкой реальностью… Необыкновенно живо передано лежбище на большом полотне. Все остальные этюды небольших размеров, которые в общем составляют весьма ценную коллекцию».Богданов явно дорожит познавательными возможностями информативной ценностью изобразительного искусства. Например, сообщает газета, «он заявил, что желал бы (в музее Общества исследования Амурского края – В.К.) прочитать лекцию, иллюстрируя её своими этюдами, из которых часть посвящена интересной птице – арре, прилетающей на остров тысячами и устилающей
весь остров своими съедобными яйцами».Художник-натуралист, живописец-природовед
– таков профиль интересов и изобразительной работы Богданова.Его пример оказался заразительным. Вездесущий «Владивосток» 6 марта 1894 года сообщил: «Вслед за выставкой местного художника Богданова желает устроить таковую же выставку своих работ г. С. Говорят, что у С. написано 12 картин. Приводятся названия двух из них –«При-
вал охотников на реке Уссури» и «Фудзияма». Как видим, и Богданов, и неведомый С. отнюдь не приморские домоседы. В них предвосхищён традиционный и впоследствии тип художника - путешественника, которому интересен Дальний Восток в огромной протяжённости и географическом разнообразии. Ведь один из них побывал на Охотском море, а второй в Японии.Всё это убеждает, что в тридцатитысячном Владивостоке именно в последнем десятилетии XIX века укореняется художественная жизнь как неотъемлемая часть формирующейся культуры города.

В. КАНДЫБА