О нем можно сказать: скромность-сестра таланта. Светская жизнь и количество званий не манили художника. Все, в чем он нуждался, это изо дня в день писать картины, жить в тихом живописном местечке с дружной родной семьей.


Анастасия Че, газета "Золотой Рог"

 
   

Убийство равнодушием

 

Известный художник Приморья Жорж Кочубей погиб, так как медики вовсе не спешили оказать ему квалифицированную помощь.
Близится профессиональный праздник медицинских работников. Вы будете петь дифирамбы “людям в белых халатах”. Ещё недавно любили и уважали их и мы с мужем, к тому же и я сама принадлежу к этой категории.
И вот розовые очки с глаз упали, и я увидела, что в белых халатах чересчур много лодырей, бездарей и даже негодяев.


В 2002 году мой муж Кочубей Жорж Семенович впервые обратился к эндокринологам поликлиники №9 Советского района. Обнаружился высокий сахар в крови. Чувствовал себя хорошо, был весел и здоров.

Врач Самсонова Л. без обследований, только по анализам крови и мочи, определила ему “диабет 2 типа”. Посоветовала диету и срочно купить биодобавки у женщины, которая караулила в холле поликлиники.

Записались к другой - Кондратьевой. Та более активна в назначении лекарств, но все их посоветовала купить в аптеке на Крыгина, хотя рядом есть аптека №91. Диагноз её тоже устроил, даже УВЧ не понадобилось. Так мы и сдавали кровь да мочу, пили таблетки, результата не было.

Просили направление в стационар - отказали. Муж хорошо себя чувствовал, а анализы “для больницы не подходили”. Никакого дополнительного обследования не назначалось. Врачи экономили деньги ФОМСа и не растрачивали их на таких, как мы.

Пошли сами в БМСЧ рыбаков, центр “диабет”, умоляли заведующую Косницкую Л. взять нас на обследование. Она согласилась, и мы попали в это заветное заведение. Основное обследование, на которое хватило их квалификации, - суточный контроль крови, УЗИ и всё. Диагноз поликлиники был подтвержден. Забегая вперед, скажу: этими ленивыми и равнодушными врачами не было сделано самое главное обследование - компьютерный томограф, хотя мы никогда не отказывались от платных услуг. О нем вспомнили перед смертью, и с удивлением обнаружили, что вся область поджелудочной железы усыпана псевдокистами. Это они и сделали видимость диабета. Читаю в медицинском справочнике: “псевдокисты поджелудочной железы подлежат немедленному хирургическому лечению, иначе они разрушают железу, от этих процессов закрывается выход из желудка в 12-перстную кишку, и больной умирает от голода. Основное обследование - компьютерный томограф, УЗИ бесполезно!”

Все у моего бедного мужа сбылось по-писанному. Тогда, в 2002 году, мужа недообследовали (врачи Валеева, Косницкая), и он продолжал поглощать таблетки от диабета в немереных количествах. Только дважды за три года нам их дали бесплатно. Кому и когда их ещё выдавали - узнать невозможно. Приходилось покупать их по 600 рублей ежемесячно.

В июне 2005 года муж посетил врача Кондратьеву. Сахар не снижался, и она посоветовала купить шприц-ручку для инсулина, т.к. будет назначать его в инъекциях!! Стационар опять не предложили, хотя я слышала, что такое важное для организма дело - очень сложное, и дозировка подбирается не один день. Но с мужем не захотели чиниться, опять сэкономили деньги ФОМСа. Наверное, зарплата врача от этого зависела.

Мы решили чуть позже вновь упасть в ноги заведующей отделения центра “Диабет”. Но в августе 2005 года моему мужу впервые стало плохо. В это время мы находились на пленэре на острове Попова. Там врачи дали направление в стационар “Диабет”, вызвали скорую к катеру. Молодая пышноволосая врач не захотела его принимать (мест нет), хотя места были. Чтобы отфутболить больного, у неё припасены просроченные тесты мочи на сахар (у Вас все нормально, и направление Вам выдали незаконно). Пришлось мне на себе тащить его в соседний корпус в лабораторию, он еле передвигал ноги. В новых анализах всё зашкалило. С боем мы внедрились в этот центр “Диабет”. Но рано радовались. Муж попал в руки врача Дорощенко И. Молодая, упитанная, с такой ненавистью в лице, с таким равнодушием - ведь мы бесплатные!!!

Назначила ему любимые анализы: кровь, моча и УЗИ. Про томограф она даже не знала, хотя он выше этажом. За две недели, что муж там находился, его состояние резко ухудшилось, началось голодание, появилась сильная рвота, исхудание. И у этой твари хватило совести его, чуть живого, выставить из больницы, с рекомендацией обратиться к участковому терапевту. До смерти оставалось четыре месяца.

Через две недели мужа опять привезли в ту же больницу в ужасном состоянии. Он умирал. Определили во вторую терапию (врач Черненко А.) Вызвали хирурга. Он определил срочную операцию, пища не проходила совершенно. И это “срочно” длилось две недели!!

Операцию постоянно откладывали, муж умирал от истощения. Лекарственной подпитки, кроме глюкозы и физраствора - никакой. Хотя мне казалось, что было бы уместно переливание крови. Но нет! Через две недели меня осенило! Я поднялась в кабинет к хирургу и дала ему 10 тысяч рублей. Тут же забрали мужа в хирургическое отделение и вскоре прооперировали. Но было поздно.

Наверно, этот хирург за свои 70 лет кого-то и спас. Хирург - это Бог. Но эти две недели издевательства над мужем не прощу никогда. Анестезиолог жаловалась, что больной совершенно не был подготовлен к операции, был сильно истощен. Интересно, что про кровь вспомнили только в реанимации. Мы привели 30 доноров. В остальное время меня заставляли покупать синтетический заменитель по 1300 рублей за флакон. Нашу кровь, я думаю, продали в отдел крови. Пока я поджидала доноров, наблюдала, как бойко идет торговля на сторону.

Престарелая начмед Счастная Д.Б. только ручками разводила на мои жалобы. Когда тебе за 70 лет, всё кажется пустяком. А главврач Алексашкина стала профессиональным депутатом, встретиться с ней не удалось. После операции муж промучился два месяца, так и не поев толком. Вот и вся история болезни. В суд жаловаться бесполезно. Ведь коллективная безответственность - самое надежное дело для убийц. Медицинские чиновники разбираться не будут (себе дороже), отпишутся.

Посылаю вам вопль моей души.

Кочубей Лариса Николаевна